НОРМАТИВ ПО СУМАСШЕСТВИЮ

   
 


 

 

Главная страница

-лит. объединения

-наше наследие

-литературная критика

э-книги

-презентация книг

видео- и фотоархив

-скрытые страницы

-радиопередачи

-публикации в СМИ

=> А.ШИПЕНКО:"ДАВНО НИКОГО НЕ ЭПАТИРУЮ"

=> БЕРЛИН 2009

=> Вл. КУНИН: "ЭМИГРАЦИЯ - ЭТО..."

=> ВМЕСТЕ МЫ СИЛЬНЫ

=> ГИБЕЛЬ ВТОРОГО ТИТАНИКА

=> ДЕЛО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ

=> ДОЛГОТЕРПЕНИЕ - РУССКАЯ ДОБРОДЕТЕЛЬ"

=> ЖЁЛТЫЙ ДОМ ОБРАЗЦА НОВОГО ВЕКА

=> ЗДРАВСТВУЙ, ЯСНЫЙ, СВЕТЛЫЙ ДЕНЬ!

=> "ЗОЛОТОЕ ПЕРО" прилетело в Германию

=> «КОВЧЕГ СПАСЕНИЯ» И ЕГО ЭКИПАЖ

=> КОМУ В ОСТАФЬЕВЕ ЖИТЬ ХОРОШО?

=> КТО СКАЗАЛ "МЯУ"?

=> К ЮБИЛЕЮ ШУЛЬЦА Р.

=> МОЛОДЁЖЬ, НЕ УПУСТИ СВОЙ ШАНС!

=> МОСКВА 2008 – ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА

=> НАДЕЖДА и ЛЮБОВЬ

=> НА СЛУЖБЕ У НАРОДА

=> НАТУРАЛЬНЫЙ БЛОНДИН

=> НОРМАТИВ ПО СУМАСШЕСТВИЮ

=> ОБРАЩЕНИЕ К РЕЖИССЁРУ ГОВОРУХИНУ С.С.

=> ОБЪЕДИНЕНИЕ

=> ОРКЕСТР

=> ПРОФЕССИЯ - ПОЧТАЛЬОН...

=> РЕЖИМ ТИШИНЫ

=> РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА

=> РОССИЙСКИЕ НЕМЦЫ О ГЕРМАНИИ

=> СУДЬБА АДАМА

=> ТАЙНЫ КОСМИЧЕСКИХ ОЗЁР

=> ТАК ЗАМЫКАЕТСЯ КРУГ

=> ТРИДЦАТЬ ТРИ

=> УФОЛОГИЯ И СПЕЦСЛУЖБЫ...

=> ЧЕЛОВЕK – ФАЙЛ?!

=> «ШАКАЛ" на БОЛЬНИЧНОЙ КРОВАТИ

КНИЖНАЯ ПОЛКА

 


     
 

Текст представлен в авторской редакции.


© Автор статьи - Юлий Стоцкий 
(Игорь-Юлиан Тоцкий).


 
 
Газета «Новые Известия», 2005
 
В соавторстве с Джулианой Рябковой (Helsinki)
 
 
   В прошлом году, 10 октября – во Всемирный День психического здоровья, в отечественной прессе были опубликованы действительно шокирующие цифры: сорок процентов россиян испытывают периодические проблемы с психикой, проблемы, пока не ставшие постоянными.

   В обществе сложился порочный норматив: стресс иногда – человек как бы здоров, стресс постоянно – человек как бы болен, а значит, «псих», изгой. Даже главный психиатр России Татьяна Дмитриева признаёт: «В странах СНГ обращаться к психиатру всё ещё считается стыдным или неудобным, а общество относится к психически больным со страхом. И как результат – больные скрывают своё состояние и оказываются в изоляции». Верно сказано. И это, так сказать, одна сторона медали. Но разговор в этой статье пойдёт не о тех несчастных, кому нужна помощь от общества, а о тех, кто хотел бы как раз этому самому обществу прокричать: «Не мешайте нам, не унижайте нас, мы – больные, но нормальные (болезнь и норма – разные вещи!), и если вы, т.е. общество, наконец, это признаете, то польза социуму от нас будет, и не такая уж маленькая!» Ведь действительно, вопрос упирается в то, что определять как норму. Учитывая наползающую не только на СНГ, но и на весь постиндустриальный мир, «эпидемию» разнообразных психических расстройств, определить границы психических состояний - очень важно. Вот, допустим, из страшной цифры – шестьдесят тысяч ежегодных самоубийств в России (это даже больше, чем гибнут на дорогах!), подавляюще большая часть вызвана семейными и профессиональными неурядицами, драмами и неудачами, и только пара-тройка процентов суицидов вызваны состоянием непрекращающейся депрессии или ангедонии! Слава Богу, уже давно прошли времена сталинской «психиатрической юриспруденции», когда почти любое самоубийство постфактум объявлялось следствием шизофрении погибшего, и уголовное дело благополучно закрывалось.
 
 
   Вообще-то, статья УК «Доведение до самоубийства» и сейчас-то используется крайне редко. Может быть, эта информация и не столь известна, но следственные органы и уголовный розыск сразу же после факта самоубийства начинают... копаться в мед-карточке суицидника, находят там что-нибудь, почти у каждого можно найти!- а потом... всё сваливают на то, что, дескать, «человек не выдержал мучений болезни». А, так сказать, близкие, реально своим поведением доведшие несчастного или несчастную до петли, спокойно остаются вне зоны ответственности, и, соответственно, вне «зоны»...

   Также немаловажен фактор общественного мнения, ведь даже при всех издержках нашей «суверенной демократии», в Администрацию президента и в Думу приходят люди, если и не отражающие в полной мере «чаянья народа», то по крайней мере, сформированные тем же «стереотипным» рядом, что и народ. «Псих? – НАПОЛЕОН! Ну, в крайнем случае, ПРОКУРОР!» И хоть с эпохи выхода на экраны сыгравшего столь зловещую для этой проблематики роль фильма «Кавказская Пленница», прошло уже почти полвека, до сих пор (Данные НИППОН ЭЙША МОТИТОГРИНГ) 98% россиян считают, что в психбольницах до все ходят в смирительных рубашках с длинными рукавами, по коридорам установлены сирены тревоги на случай побега, а единственным лекарством является – аминазин… Кстати, изобретенный ещё в 19-м веке! Сейчас лекарства пятого поколения позволяют решать даже тонкие нюансы душевных переживаний и комплексов. А 99,7 % (!!!) процентов убеждены, что лиц, состоящих на психучёте, не пускают в дальнее зарубежье. Видимо, Закон 1993 года. «О свободном выезде из РФ» воспринимается не более достоверным, чем сказочка о скатерти самобранке и гуслях самогудах! Психи – они шуты, клоуны неумелые, они не такие как мы, они – хуже. Вот вердикт общественного мнения. Однако, современная психиатрия (пусть и не всегда) способна лечить и вылечивать, правда, обычно как-то забывая вернуть ВЫЛЕЧЕННОМУ набор его гражданских прав!…Но общество и не собирается ни понимать реальность, ни в неё поверить: жить в мире ярлыков во многом спокойней.

  
Для современного российского общественного сознания типично, что узкие (!) психиатрические термины, в крайне условном и чётко не определяемом значении («аффект», «психический срыв», «истеричка», «психопат», «параноики», «шизофреники-шизоиды», «имбицилы», «двинутые по шизе», «дебилы», «маразматики», «склеротики») легко и как-то даже триумфально вошли в бытовую речь почти всех страт общества, и прежде всего, как средство психологическо-социальной дискредитации неудобных, непонятных людей, путём исключения их из понятия «МЫ = нормальные», делая таким образом это «МЫ» привилегированным и чуть ли не снабжённым индульгенциями. Всё это создаёт богатые предпосылки для произвола на работе и в быту. Например, лёгко и безответсвенно используется термин - «психическая девиация» для любого, какое понадобится, внеправового ущемления прав человека, - конкретным чиновником, участковым милиционером, сотрудником детских комиссий, которые вообще не имеют психиатрического образования! Всё это приводит к тому, что люди, у которых в результате нашей богатой стрессами жизни появляются либо временные, либо локально-функциональные нарушения психики, очень боятся обращаться за помощью к профессионалам – психиатрам и психоневрологам. А «раскрученные» и «модные» психотерапевты и психоаналитики помочь могут, увы, далеко не во всех случаях.

  
Когда в ходе перестроечных преобразований наше общество стало всё более смело говорить правду о самом себе, вдруг выяснилось, что закоснелые постсоветские организационные формы охраны психического здоровья россиян являются слабыми, рыхлыми и несовершенными, а их методики – во многом устаревшими. Психиатрия «за закрытыми дверями», послушные психиатрам суды, права человека и гражданина в ракурсе понятий «вменяемость и адекватность», личная свобода (пусть даже маленькие её «участки»!) психиатрического пациента – все эти «белые пятна» отечественной психиатрии не способны ликвидировать своим рабочим подвижничеством честные психиатры, которых в СНГ, конечно, очень много. Само общество просто не хочет реформирования психиатрической сферы жизни, само общество трусливо шарахается от открытого обсуждения этой тематики. И получается так, что чаще всего о психиатре, проявляющем гражданскую инициативу, брезгливо говорят «работать не умеет, вот и лезет со своими идеями»…
 
          
         ...Вернёмся к тематике российских больниц и к клубку не только явных, но и латентных, их проблем.
Тут не надо сбрасывать со счётов пришедшую на смену «эпохи реформ», да ими-то и вызванную, просто феноменально высокую усталость российского общества. И вот, один из немногих, оптимистически настроенный человек попадает даже не в психиатрическую, а в обычную соматическую больницу, и там он, не всегда, но не редко, окунается в атмосферу депрессии и подавленности – как концентрацию чувств, коими живёт общество... Все эти разговоры о врачебных ошибках (действительных и мнимых), о неэффективности лечения и страшной дороговизне лекарств, а также постоянные сетования на «тяжёлую судьбу России, которую поделили между собой олигархи, депутаты и интердевочки, начисто лишив народ нормальной жизни!»... Знакомо?
   Кроме «неуловимого осадка» испытываемой физической боли, в больницах гнетёт многое – это уже по части психологии, скорее, социальной психологии...
Грошовые зарплаты санитарок и нянечек у многих из них (слава Богу, что не у всех!) вызывают зависть к просто нормально зарабатывающим пациентам (действительно богатые в госбольницах не лечатся). А в такой ауре продуцируется уныние и неверие в выздоровление.
 
   Зачастую в больницах по полгода-году сломаны УЗИ и рентгеновский аппарат. Но не ремонтируют их не из-за отсутствия средств, а именно по той же причине: заниматься диагностикой врачам просто не хочется: больных ВСЁ РАВНО НЕ ВЫЛЕЧИТЬ, так зачем же ЛИШНЯЯ процедура? Это латентные настроения – на словах всё обстоит прекрасно, и врачи «полны энтузиазма выполнить свой долг». И вот пишу это я, очень плотно знакомая с эсэнговской психиатрией, с приличным «стажем» госпитализаций (правда, не слишком длительным), и нечто невидимое заглянуло через моё плечо в монитор, и говорит мне: – попадёшь ты больницу, врачи «начнут исполнять свой долг» И ЗА ЭТУ СТАТЬЮ тоже, и узнав тебя, отоперируют тебе чего-нибудь не лишнее… А потом – «всего лишь врачебная ошибка», идите в суд, где ничего никогда не добьётесь. Это дела по защите прав потребителей выигрываются легко. А пациент – не потребитель, он часто совсем беззащитен.
 
   Но я же, к моему счастью, – в Финляндии, говорю ему, значит не боюсь! Тут всё по-другому, тут проблемы большие, но другие, свои.
И вот расскажу конкретный случай, произошедший недавно в одной из московских больниц и хорошо иллюстрирующий общее состояние полной абулии и апатии.
   Представьте себе картину, как после вспыхнувшего в одной из московских клинических больниц пожара, пациенты, кто молча, кто чертыхаясь, в едком дыму переходили из загоревшихся палат в следующие, волоча за спинами каталки с не ходящими пациентами, а когда пожар настигал их и там, шли в следующие по списку палаты, и так далее…
   И пожар очень долго никто не тушил, так как ни у персонала больницы, ни у пациентов не возникло желания вызвать пожарную службу. А уже после ликвидации пожара некоторые из пациентов – чумазые и довольные разделывали столовыми ножами обгоревшую мед-аппаратуру, дабы извлечь их неё столь ценные для пьющей части общества цветные металлы.
 
   Потерю обществом пассионарности (по Льву Гумилёву – первый шаг к полному разрушению государства и, в целом, страны) лучше всего увидеть в замкнутых «кусочках» общества, больницы - тому пример!
Ну и, повинуясь просто ненормально популярному в первой половине 1990-х гг, безусловно порочному принципу «Не я такой, жизнь такая, значит, ничего не изменишь», и впитав полный депресс - коктейль больничных эмоций, пациент соматической больницы делает первый шаг в сторону психиатрической, где ежедневно будет слышать и не такое: и возбуждённые «охотничьи рассказы» о белой горячке, и о реальном терроре родственников по отношению к психически больным, цель которого, не нарушая закона (NB!), прикарманить несчастные несколько квадратных метров в дешёвой хрущобе...
 
         Так вот, во времена «ельцинской вольницы» (на современном новоязе – «анархии лихих 1990-х»), в тогдашнем Минздраве России победило и утвердилось супер-либеральное мнение, что «ненормальным можно признать лишь того человека, который представляет угрозу окружающим и/или себе». Естественно, после таких , с позволения сказать, «нормативов», по которым 90% психических расстройств объявлялись нормой и здоровым состоянием, в наши дни, при нынешней власти маятник качнулся в другую сторону. Так, в 2003-м году на рассмотрение нашей монолитной в своем единстве Госдумы был внесён пакет поправок к закону РФ «О психиатрической помощи и условиях её оказания», разработанный в Институте им. Сербского, где, кстати, в своё время был изобретён, ныне отменённый, термин «вялотекущая шизофрения», позволявший признавать больными лиц без видимых признаков болезни, что широко использовалось в СССР в политических целях. Этими поправками предусматривалось принудительное задержание пациента в больнице решением врача без санкции суда в течение 10 дней, что на практике многократным плюсованием ещё и ещё десяти дней могло стать – ни много ни мало легитимизацией бессудного пожизненного заключения! Насильственное лечение людей, «не способных понимать смысл происходящего, но не являющихся недееспособными», что позволяет считать таковыми кого угодно, точнее, кого выгодно. Правозащитники и пострадавшие от современной психиатрии москвичи выставили пикеты, забили тревогу в СМИ. В последний момент в Госдуме рассмотрение поправок было отклонено. «В Думу давно уже не поступал закон, который нарушал бы столько статей Конституции», заявили тогда представители Гражданской комиссии по правам человека. Группа адвокатов, специализирующихся по делам, связанным с психиатрией, разработала жизненно необходимые альтернативные поправки, так пока так и не принятые к рассмотрению. А ведь уже шесть (!) лет миновало!
 
         Как попасть под жестокий каток дедовщины – известно: надо иметь несчастье быть в возрасте восемнадцати лет. А вот как абсолютно здоровые люди вместо свободы, любви, семьи, друзей, хобби, работы (т.е. нормальной жизни), быстро и неожиданно для себя получают побудку с аминазином в семь утра, - об этом подробнее.
 
 
         В современной России есть несколько способов психически нормальному человеку попасть в качестве пациента в психиатрический стационар (больницу). Рассмотрим обстоятельства каждого из них. Обращение к психиатрам, например, при стрессе, в форме визита, - ничем вам не грозит. Но по телефону (даже по «телефону доверия») – может иметь последствия: вычислив вас по номеру, могут прислать «перевозку»
Вообще, в современной России есть масса квалифицированных частных специалистов: психологов, психокорректоров, психоаналитиков и даже инфо-кармо-биоэнерго-терапевтов – обращайтесь к ним, тогда риск потерять свои гражданские права у Вас будет сведён к нулю.
 
1.      Коварство сослуживцев, соседей, тёщи-тестя-свекрови-свёкра – по принципу «если потенциальная жертва психиатрии «болтается под ногами» и всем мешает», т.е. если вы не дороги кому-то их ваших близких, и они не порядочные люди.
Чаще всего в этой ситуации «москвичей портит квартирный вопрос»! Теоретически у жены (мужа) есть шанс через ряд госпитализаций супруга (супруги), используя безразличие психиатров и социальных работников, а иногда их и подкупая, добиться признания своей половины недееспособной (-ным) и установить над ним (ней) опеку. Из этого вытекает вполне юридически обоснованное управление финансами жертвы и переход квартиры или доли квартиры во владение организовавшего это. Таких случаев в современной России – сотни! «Раскрутить» ситуацию назад и дезавуировать признание недееспособным крайне сложно. Государственные органы за это не берутся, обращаться приходится к адвокатам. Средняя цена выигрыша такого гражданского иска – 15 тысяч рублей. Но учтите! Вам будет невозможно снять свои деньги со счёта – всеми вашими финансами будет управлять ваш опекун – т.е. лицо сотворившее с вами это!
 
3. Экстремальная ситуация в общественном месте, и, как следствие, ошибочный вызов «перевозки». Варианты этой ситуации могут быть различны; итог, как правило, один –принудительная госпитализация.
 
4. Госпитализация из «склифа» вследствие ошибки врачей. Обычно это происходит так: врачи скорой помощи, забравшие вас из дома, к примеру, с острейшим пищевым отравлением, замечают на вашей прикроватной тумбочке пустую упаковку, скажем, аспирина (т.е. якобы выпил всё сразу) Часто из этого делается вывод, что вы пытались совершить самоубийство путём принятия сверхдозы обезболивающего. Ваши объяснения в «склифе» ни к чему не приведут, а только усугубят формировку вашего будущего психиатрического диагноза.
 
5. Госпитализация из ОВД или вытрезвителя вследствие ошибки милиционеров. Тоже нередко встречающаяся ситуация. С вами реально произошло нечто из ряда вон выходящее, а ваши рассказы об этом сотрудники милиции восприняли как один из вариантов бреда. Ситуация тупиковая, изменить такую ситуацию нельзя, надо минимизировать её последствия.
 
6. Действия коррумпированной власти (незаконное помещение в психиатрический стационар). И хотя за такое предусмотрена суровая 128-я статья Уголовного Кодекса, продолжают идти на такие преступления, надеясь, что жертва власти, получив максимально сильный и пугающий окружающих ложный психиатрический диагноз, ничего не сможет доказать – к словам человека с таким диагнозом могут просто не прислушаться!
 
7. Предвыборные интриги. Если вы – доверенное лицо кандидата в депутаты или баллотируетесь сами, то на время предвыборной кампании вас, как это бывало, могут насильственно поместить в психиатрический стационар ваши конкуренты на выборах.
 
8. Переадресация пациента наркологами. По существу, стоит только наркоману проконсультироваться у пусть даже «своего» нарколога о своём психическом состоянии, как доверившийся наркоман сразу становится заложником «системы кулачного права» – т.е. психиатрического ограничения личных свобод.
 
Так что, психически адекватному человеку потенциально грозит оказаться в психиатрическом стационаре, и краски здесь не сгущены, скорее наоборот, я описала ситуацию в смягчённом варианте!
 
         Как видите, человек, способный адекватно ситуации адекватно на неё реагировать, т.е. нормальный, - может быть признан больным, или вовсе не тяжело больной может разнервничаться при беседе с психиатрами, и получить «крутой диагноз психа», а затем принудительно, но в рамках закона, будет помещён в среду реально тяжелобольных, где перенимает от них то, что объективно передаётся, как инфекция, на уровне психологии, и что в психиатрии признано как факт, и официально называется «контактной психастенией»! И круг замкнётся.
        
         И тут подходим к ключевому моменту. Если психиатрический пациент сам осознаёт свои проблемы с психикой, если в стационаре он честно рассказывает врачам о всех своих болезненных ощущениях и синдромах, а после выписки дома принимает назначенные в стационаре лекарства, то он – явно нормален, хоть и болен. Но болен, в таком случае, -- не навсегда! Он-то как раз и попадает в те малые, но реальные полтора процента, которые полностью выздоравливают от психических расстройств, и дальше живут уже полноценной жизнью! Но в отечественной психиатрии даже нет самого термина «выздоровление», тогда говорят только о «стабильной ремиссии», подразумевая, что «ремиссия - не навсегда, и потом снова будет плохо!»,- и это ярчайшее свидетельство того юридического кошмара, в который в России всегда попадает человек, психически болевший и выздоровевший!
 
         О чём я? Вот о чём. Купить квартиру, земельный участок, вообще, любую недвижимость он может, а вот продать – нет. Бред?! Но факт! Районный Психоневрологический диспансер, по инструкциям, просто не имеет права дать риэлторам согласие на продажу своими пациентами каких-либо объектов их же недвижимости. Дальше. Брак с выздоровевшим от психической болезни, но так и не получившим от общества признания этого факта, супруг (супруга) может абсолютно без проблем расторгнуть, не предъявив ни мотивации, ни доказательств фактического распада семьи, - достаточно у мирового судьи просто упомянуть о том, что «половина» состоит на учёте в Психоневрологическом диспансере, - и всё!
 
         А сняться с учёта? Практически невозможно! Не дадут! По истечении оговоренных Федеральным Законом 1993 года пяти лет НЕОБРАЩЕНИЯ в ПНД, когда согласно этому закону, пациент может быть снят с учёта, с ним сыграют в злую «игру» - его просто насильно, с санитарами, и иногда с участковым милиционером, без всяких на то причин госпитализируют, - и это только для того, чтобы законный пятилетний срок снова отсчитывался с нуля!
 
         Проблемы своего внутреннего мира человек, прошедший психиатрию, держит в себе, не «вываливая» их на других и не взваливая на окружающих, а на него взяли и шлёпнули несмываемое клеймо – «псих»...
 
         Вот так и мыкаются по лабиринтам жизни те, кто имел несчастье заболеть и имел счастье выздороветь. Но, видимо, одного это счастья в России явно недостаточно.
 
         Финансы поют романсы. В стране. Общество напряжено. И многих так и тянет «волшебной палочкой» финансово-репрессивной психиатрии, как гнилой ветви Психиатрии нормальной, честной и действенной (о которой здесь не шла речь, но которая, конечно, есть)) решить свои проблемы. За счёт других, как правило – ближних… И, тоже как правило, наиболее беззащитных.
 
 
Финляндия, Хельсинки, 18 марта 2009 года.


Юлий СТОЦКИЙ - публицист, писатель, поэт, прикладной политолог и географ, журналист, киноактёр эпизодов, художник-иллюстратор, фотохудожник. Живёт «на три города»: Берлин, Москва, Хельсинки.
   Член Berliner Literaturbund, Союза журналистов Москвы, Свободной конфедерации политологов Финляндской Республики,
Международного Сообщества Писательских Союзов, Боннского литературного общества, Всемирного союза японской поэзии «Аромат Востока», Всегерманского интеграционного Совета; Заслуженный деятель телеискусств ток-шоу России, кавалер медали Ордена мужества 3-й степени.


 




© Leo-Hermann-Bibliothek

 
 

48424 посетителей эта тема заинтересовала: